Вы здесь

Свиньи умеют говорить на иностранных языках?

Что означает в японском языке «бу-бу» (boo boo), в польском – «хрум-хрум» (chrum chrum), во французском – «груа-груа» (groin groin) и в шведском – «неф-неф» (néff-néff)?

Маленькая подсказка: в России этот таинственный зверь широко известен, под именем Пеппа.

Конечно же, это свинья, которая хрюкает на английском, итальянском и испанском языках!

Почему свиньи говорят «ойньк» (oink) на английском, бу-бу (booboo) на японском и «неф-неф»(noff-noff) на шведском?

И это касается не только свиней – звукоподражания, используемые нами для передачи издаваемых животными звуков, имеют свои различия в каждом языке.

Вы, конечно, спросите: «Как такое возможно? Неужели животные говорят с нами на разных языках?»

Ответ будет таков: это не свиньи – мультилингвы, все дело в нас.

Несмотря на то, что животные одного вида издают одинаковые звуки вне зависимости от родины, звукоподражания, используемые нами для передачи этих звуков, уникальны для каждого из языков мира. Эта интересная особенность позволяет лучше  понять особенности и своеобразие иностранной лингвистики.

Различия иногда очень сильны. Сложно не улыбнуться, узнав, что лай собаки на итальянском звучит как «бау-бау», а на испанском – «гаф-гаф». Или что корова начинает «мычать» с «м» в каждом языке, кроме урду («бэ»). Точно также японский является единственным языком, в котором кошки «мяукают» не с «м» – вместо этого они говорят «нян-нян». Интерес к звукоподражаниям растет, вспомните популярную недавно шутливую песенку, где главный герой задается вопросом, а «как говорит лиса?» (What does the fox say?) и пытается подобрать подходящий звук.

Лингвисты по всему миру спорят о происхождении звукоподражаний. Так, согласно теории Bow-wow («бау вау»/«гав-гав») (приписывается лингвистом-историком Максом Мюллером немецкому философу Иоганну Готфриду Гердеру), язык начался с имитации всех этих воспринимаемых животных стонов, криков, рыков, поскуливаний, пофыркивания и воркования.

К сожалению, существует лишь небольшое число научных исследований, посвященных интернациональному животному звукоподражанию.

Одним из них является ужасно забавный «Проект Кря» (Quack Project), в рамках которого учеников лондонских мультилингвистических школ просят сымитировать воспринимаемые ими звуки, которые издают животные. Результатом стала серия аудиозаписей, которые наглядно демонстрируют, как по-разному мы воспроизводим звуки животных на разных языках. Моим личным фаворитом стала запись с имитацией петушиного крика на панджаби (скорее всего, вы захотите убавить громкость).

В еще одной интересной и забавной научной работе профессор Дерек Эббот из Университета Аделаиды проводит одно из наиболее обширных исследований на эту тему. Он предлагает использовать мультяшный «пузырь мыслей» для обозначения издаваемых свиньями звуков.

Эббот объяснил, что мы все еще находимся в процессе познания того, почему эти звуки проявляют себя по-разному в различных языках. Несмотря на то, что существует множество вариантов, можно отметить единообразие некоторых звуков, что представляется довольно интересным. По мнению Эббота, в данной ситуации имеет место «научное пренебрежение», что подкрепляется соответствующим фактом: «официальные словари традиционно исключают этот вид слов». Скорее всего, потому что такие слова считались слишком «детскими» и несущественными и не могли использоваться в серьезных работах.

По данным исследования Эббота – есть два звука, которые издаются одними и теми же существами, но имеют наибольшее количество вариаций в различных языках:

Наиболее удивительный  – это звук, издаваемый шмелем. В каждом языке (кроме одного) жужжание пчелы, как известно, передается через звуки «з» или «с». Однако в Японии оно звучит как «бун-бун». «Примечательно, что здесь вообще нет звука «з».

Еще одним сюрпризом для Эббота стала причудливость звукоподражания в английском языке. «Английское «онк» для передачи звуков гуся и «гобл-гобл» в случае с индюком представляется чем-то скорее странным, если сравнивать с другими языками (например, «гло-гло» во французском и греческом или «глю-глю» в турецком). Кроме того, для передачи звука большой птицы мы используем слово «кря» – однако при общении с иностранцами я обычно наталкиваюсь на растерянный взгляд, когда спрашиваю их, есть ли у них эквивалент слову «кря». «Английское «cock-a-doodle-doo» («кук-а-дудл-ду») в случае с петухом кажется, пожалуй, наиболее странным в сравнении с датским «kukeleku» («кукелеку»), немецким «kikeriki» (кикерики) и венгерским «kukuriku» («кукурику»).

Некоторые из этих звуков прямо свидетельствуют о культурных особенностях. «В английском языке больше слов для передачи звуков, которые издают собаки «вуф, яп, бау вау, рафф, грау» (woof, yap, bow wow, ruff, growl), чем в других странах. Англоязычные страны имеют, как правило, самые высокие показатели по количеству собак на душу населения.

Существуют и четкие различия в использовании одного и того же языка в той или иной географической или окружающей среде. В Австралии верблюды появились в глубинке, и там они говорят «грумф» («grumph»). Неудивительно, что я не обнаружил ни одного звукового обозначения для верблюда в США или Великобритании. Точно также, в континентальной Испании индюк «говорит» «клу клу» («clou clou»), а в Мексике – «горо-горо-горо» («goro-goro-goro»), объясняет Эббот.

В рамках исследования Карлстадского университета (Швеция) ученые выясняли, как такие звуки порой отходят от анималистической фонетики в первоначальном виде к символизму. Исследовательская теория заключалась в том, что наши подражательные звуки для миниатюрных, легковесных животных включают больше гласных из начала алфавита для передачи высоких тонов (чириканье мелких птиц в английском звучит как «чип чип» («cheep cheep») или «твит» («tweet»), в шведском и датском – «пип пип» («pip pip»), на иврите – «циф циф» («tziff tziff»). Для передачи звуков же более крупных животных используется больше гласных с конца алфавита, благодаря чему слышны низкие тона (лаянье крупных собак в английском звучит как «вуф вуф» («woof woof»), в турецком – «хов хов» («hov hov») и в урду –«бау бау» («bow bow»). То есть более крупное животное мы подсознательно наделяем более внушительным и низким тембром голоса.

Многоязычное звукоподражание свойственно только человеку – такие звуки говорят о животных гораздо меньше, чем о нас. Ведь мы слышим один и тот же звук, но создаем различные его репрезентации. Это говорит о том, насколько гибкими являются наши столь разные языки. Изучение этих звуков, простых и знакомых нам с детства, позволяют взглянуть на мир лингвистики и перевода по-новому.

Это прекрасно! Это интересно и вызывает восхищение! «Evviva» по-итальянски, «valio» по-литовски, «mabuhay» по-филиппински – или просто «ура» («hurrah») по-английски. 

Все звукоподражания собраны здесь: http://www.eleceng.adelaide.edu.au/Personal/dabbott/animal.html


 

нужен
перевод?

заказать онлайн
+7 (495) 995 7253
info@swan-swan.ru